Одесская история

Один момент...

Время танцора

Время танцора

 

Душевные страдания русского казачества на оккупированных территориях, во время одного из военных конфликтов 90-х годов ...

Живая мишень

Живая мишень

 

Перестроечная криминальная драма, с элементами мюзикла ...

За твою судьбу

За твою судьбу

 

Бывшая узница концлагеря приезжает на историческую родину, чтобы узнать судьбу своей семьи и вылечить дочку от недуга ...

Жить по-своему

Жить по-своему

 

Социальная драма о семейных неурядицах передовика судоремонтного завода ...

Василий Витальевич Шульгин

Гражданская война, 1918

У Белой армии был свой Геббельс или, другими словами, свой «министр пропаганды». Человек, который ставил российскую монархию превыше всего и одновременно предал двух последних российских царей. Человек, который менял свои убеждения как перчатки. Человек, который много раз находился на волоске от смерти. Человек, который прожил непростую и очень длинную жизнь. В истории жизни Василия Шульгина можно увидеть причины краха Российской империи. О нем сняты фильмы и написаны книги. В советский период Шульгин считался врагом советской власти. По сути это правда, но по содержанию… «все очень сложно».

Ну и какой смысл был в том, чтобы выгнать одних царей, а на их место поставить других? Чего вы добились, товарищи?

Василий Шульгин в фильме «Суд истории», 1965 год

Если вы хотите узнать историю Шульгина, связанную только с историей Одессы, жмите сюда. Но для полного понимания картины жизни Василия Шульгина лучше этого не делать.


ВАСИЛИЙ МАЛОРОСС

Родился Василий Витальевич Шульгин в Киеве в семье историка Виталия Шульгина. Отец Васи умер рано, и отчимом стал главный редактор газеты «Киевлянин» (основателем и первым главным редактором которой был отец Василия) — Дмитрий Пихно. Газета «Киевлянин» всегда боролась против Украины как самостоятельной страны и считала украинцев малороссами — такой себе разновидностью русских.

Что Василий Шульгин, что его отчим были продуктами Российской империи — украинцы, родившиеся в Украине, которые считали Украину Новороссией, а Киевскую Русь — Россией. Все, что связано с Украиной (культура, история и язык), было для них абсолютно чужим, враждебным и инородным. В царской России украинцами называли тех, кто хотел независимости для своей страны и не забывал настоящую историю Украины. Для всех остальных «недорусских малороссов» существовало другое определение — хохол. Эмский указ 1876 года вообще запрещал ввозить в Россию книги на украинском языке без специального разрешения, приравнивая их к иностранной литературе (отменят этот указ лишь в 1905-м, да и то лишь для того, чтобы как-то успокоить буйных «малороссов»). Странно, что государство так сильно боится языка, который, по мнению самого же государства, представляет собой всего лишь малороссийский диалект русского. К героину или кокаину тогда относились лояльнее, его можно было даже купить в аптеке по назначению врача.

Прикинь, героин так не вставляет, как українська мова!

Это один из важных моментов в биографии Шульгина.

Ранние годы Васи не отличаются ничем примечательным. Учился он средненько, если не сказать хуже. Несмотря на слабые успехи в обучении, Шульгин был очень разносторонним человеком: он много читает, изучает несколько иностранных языков, играет на гитаре, фортепиано и скрипке. После окончания гимназии в Киеве Вася поступает в Киевский Императорский университет на юрфак, а после его окончания еще целый год валяет дурака в Киевском политехническом институте, где учится на механика. В эти годы, по словам самого Шульгина, он начинает ненавидеть революционный пролетариат и евреев, но чуть позже оговаривается, что евреев-монархистов очень даже любит.

1899

Шульгин немного военнообязанный, и после службы уходит в запас в звании прапорщика полевых инженерных войск. После армии обзаводится семьей и селится сначала в Волынской губернии (сейчас это Житомирская область), а затем в 1905 году переезжает в семейное имение в Курганах (село на западе Украины). Тут он с отчимом занимается переработкой зерна на собственных мельницах. Параллельно Василий участвует в самоуправлении, где отвечает за пожарную безопасность и даже становится мировым судьей. По вечерам Шульгин еще немножечко пишет роман «Приключения князя Воронецкого». Писать роман он будет всю свою жизнь.

Шульгин с женой Екатериной, 1900-е годы / Фото: ГА РФ. Ф. Р-5974. Оп. 2. Д. 4. Л. 19.

Василид и Веньямин Шульгины

В этом году Шульгин женится на своей двоюродной сестре Екатерине Градовской. Венчаются Шульгины (практически тайно) в старейшей одесской Покровской церкви. После уничтожения этой церкви на ее месте большевики построят школу №119 (сейчас Одесская гимназия №1.). Одессу выбрали из-за близкого родства между молодыми, так как в Киеве такую пару могли и не обвенчать. Екатерина была старше Василия на 10 лет. Вместе с ним она станет работать и в газете «Киевлянин», и в агентурной сети «Азбука», созданной Шульгиным в 1917 году. У них рождаются три сына — Василид (Василек), Веньямин (Ляля) и самый младший — Дмитрий. Судьбы детей окажутся не менее сложными, чем судьбы их родителей. Продолжение про Екатерину здесь.


1905

С этого момента в истории жизни Шульгина, как и в истории всей Российской империи, начинается реальная движуха, которая не закончится даже через сто лет.

А теперь, мои верноподданные, мы будем играть в парламентаризм! Будет типа как в Англии! Шучу, конечно.

Император Николай ll

Шульгина призывают на Русско-японскую войну, которая началась в 1904 году. К моменту прибытия Васи на войну она уже закончилась, но Шульгин все равно служит. В октябре в Киеве начинаются волнения (как и по всей стране), а по сути — грабежи, еврейские погромы и избиения «гнилой интеллигенции», произошедшие сразу после публикации Высочайшего Манифеста (царский указ). В итоге Шульгин со своими солдатиками принуждает к порядку погромщиков. По стране погромы проходят в 660 городах, причем местные власти не знают, можно ли «винтить» погромщиков и не будет ли это потом расценено как «ущемление чьих-то прав». Упоминание о каких-то свободах и правах для российских граждан — это вообще чуть ли не богохульство. В общем, эта затея царя ввела всех чиновников в глобальнейший ступор. И пока чинуши одупляются — простой народ мочит друг дружку.

Ну, зашибись, дамы и господа! Сейчас начнется по стране реальное рубилово. Вы просто не представляете себе, как вредна для русского человека свобода!

Илья Репин. 17 Октября 1905 года. 1911 год 

После службы отчим берет Васю в газету «Киевлянин», где Шульгин начинает свою журналистскую карьеру. Он так втягивается в это дело, что начинает строчить статьи буквально как на конвейере, а через восемь лет становится главным редактором. Газета довольно популярна в Киеве, так как правильно, с официальной точки зрения излагает про практическую пользу монархии и про опасность украинцев для Украины.


ГОСДУМА

«Высочайший Манифест об усовершенствовании государственного порядка» (17 октября 1905 г.) был принят царем Николаем ll как способ успокоить разозленных после «Кровавого воскресенья» российских граждан. Фактически царь создал для граждан первую в стране Конституцию. Манифест вводит в российское общество такое непонятное для русских слово, как «парламент», без которого теперь не может вступать в силу ни один закон. Правда, себе Николай ll оставил лазейку в виде права вето на все, что напринимает Дума (чем он будет пользоваться очень часто). Кроме того, вводились такие непонятные для русского общества понятия, как cвобода слова, cвобода совести, свобода собраний, свобода неприкосновенности личности и т.д. И первой реакцией на это стали еврейские погромы по всей стране. Русские подданные оказались совсем не готовы к более демократичной и свободной жизни.

Как покажет дальнейшая история, они не будут готовы к ней и в будущем.

Оказывается, российская Госдума — это еще круче, чем цирк!

Депутат Госдумы Василий Шульгин

Шульгин не успевает к первому созыву (1906), но умудряется стать депутатом всех остальных созывов (всего их было 4). В 1907-м он переезжает в Петербург, чтобы быть поближе к месту работы — к Государственной Думе. В Госдуме Вася Шульгин разный. То он свою работу в Думе ненавидит, то жизни без нее не представляет. Он тут и отличный оратор, с хорошо подвешенным языком и четкой позицией, и одновременно — «поплавок», мигрирующий от правых в сторону центристов и обратно. Шульгин «дружит» с теми, кто топит за войну до победного конца «хоть с Богом, хоть с Дьяволом!». То он за царя, и тут же начинает говорить про вред самодержавия, так как царь слабый и не сможет довести страну до победы. Во время работы в Думе Шульгин стоит на стороне жесткого пресечения любого инакомыслия. От слова «демократия» он вообще теряет сознание.

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА, 1914

С началом Первой мировой войны Шульгин идет на фронт. Там получает ранение и вскоре уже руководит военной столовкой и медпунктом. На время сессий в Государственной Думе он мотается в Петербург. Через год (в 1915-м) у Васи начинают меняться взгляды (снова). Теперь он симпатизирует бывшим врагам самодержавия — большевикам и либералам. В Думе продолжаются вечные махачи депутатов друг с другом. Они постоянно ссорятся и организуются во все новые блоки и подгруппки, чтобы более качественно коллективно дружить против остальных. В начале 1917-го Шульгин уже открыто называет царя врагом и призывает к разгону правительства ко всем чертям. Короче, Васина «политическая принципиальность» выходит на серьезные политические рельсы.

Выступление депутатов Четвертой Государственной Думы на заседании в зале Таврического дворца

Прикиньте, господа, через сто лет Госдуму будут называть Госдурой! Прикол, не так ли, господа?

Депутаты Четвертой Государственной Думы на заседании в зале Таврического дворца


ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, 1917

Встречает Шульгин Февральскую революцию (точнее, мартовскую — по новому стилю) без особого энтузиазма, но тем не менее не остается в стороне. Его избирают в состав Временного комитета Госдумы (ВКГД). 28 февраля он с красным флагом мчит в Петропавловскую крепость и убеждает офицеров перейти на сторону революционеров. Шульгин толкает речь перед солдатиками, просит не буянить сильно и довольный сваливает. Солдатики кричат: «Ура товарищу Шульгину!», и, как только он скрывается за поворотом, тут же начинают снова буянить.

Вообще ничего не понятно, но всем очень интересно!

Февральская революция 1917 года

В первые дни Февральской революции у Шульгина получается немного порулить Петроградским телеграфным агентством (это будущий ТАСС) в должности типа «министра пропаганды» Временного правительства. Правда, успел он лишь задвинуть в дальние уголки страны инфу про царя, который «я устал, я ухожу», и потом дает порулить страной хорошим парням. Многим соратникам Шульгина такая формулировка вообще не зашла, и в итоге Шульгина тут же «ушли» с этой должности.

ВСЕ ЦАРИ — НА КИСЛОРОД!

Свидетели отречения: граф Фредерикс, генерал Рузский, Шульгин, Гучков, дворцовый комендант Воейков, Николай II

В марте Шульгин с еще одним кадром шуруют в Псков убедить царя Николая ll отречься от престола в пользу наследников, чтобы избежать беспорядков среди солдатиков на фронте. Война (Первая мировая) и правда уже конкретно всех достала. Спутник Шульгина Гучков (ну вдруг вам интересно, кто это был) предлагает царю Николаю переписать корону на малолетнего наследника (цесаревича), а и.о. сделать его родного брата Мишаню. Николай психует и отрекается — и за себя, и за того парня, ну который его сын цесаревич.

На следующий день от российской короны отказывается и брат Николая Миша. Всё — цари закончились! Шульгин аплодирует стоя. Факт его присутствия на этих двух отречениях станет чуть ли не титулом в будущей биографии Шульгина. К концу жизни он будет сильно сожалеть об этом. Но это будет еще не скоро.


За кресло и корону держаться не будем, господа!

Михаил Александрович (брат Николая), царь Николай ll и цесаревич Алексей Николаевич (сын Николая)


ПЕТРОГРАД, 1917

Всю весну и начало лета Шульгин тусуется в Петрограде, пытаясь хоть чем-то быть полезным Временному правительству. В это же время здесь появляется альтернативное правительство — Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов. Да, это большевики, которых Шульгин тогда, мягко говоря, не очень любил. В этот период он впервые делает то, что впоследствии будет делать всю жизнь: меняет свое мнение на противоположное. Теперь Шульгин страшно осуждает Февральскую революцию, в которой сам принимал участие, и считает объявленные Временным правительством свободы «вредными и выгодными только для большевиков с Германией!».

Пулеметов — вот чего мне хотелось. Ибо я чувствовал, что только язык пулеметов доступен уличной толпе и что только он, свинец, может загнать обратно в его берлогу вырвавшегося на свободу страшного зверя… Увы — этот зверь был… его величество русский народ…

Шульгин в составе исполнительного комитета Государственной Думы. Василий второй слева. Март 1917 / © Universal History Archive/UIG via Getty Images


КИЕВ, 1917

В корниловцах замечен был, но это не я.

Редактор газеты «Киевлянин» депутат Василий Шульгин

Разочаровавшись во Временном правительстве, Василий сваливает из Петрограда в Киев, в котором он хоть что-то да может делать. Кроме усиления роли большевиков его очень беспокоит возможность получения Украиной независимости. В Киеве он начинает избирательную кампанию в Городскую думу. Шульгин формирует «Внепартийный блок русских избирателей», основная цель которого — не дать Украине получить независимость. Забавно, что менее чем через 100 лет в новой независимой Украине опять появятся такие же партии с такими же целями. Агитацию Шульгин ведет через газету «Киевлянин», которая на то время является одним из центральных СМИ. В Городской думе Шульгин с коллегами получают третье место, но для Василия все это мелковато.

В сентябре генерал Корнилов пытается совершить путч в Петрограде со своим ГКЧП, чтобы снести Временное правительство. Корнилов хочет установить в стране жесткую военную диктатуру. Если бы у него тогда все получилось, большевистское движение, скорее всего, в этом же году и закончилось бы. Но, увы, у него не получилось. Растерянный Керенский согласился на помощь большевиков для подавления выступления Корнилова, да еще и помог им с оружием. В результате у большевиков появилась своя Красная гвардия. Большевики, конечно, умели правильно агитировать, и в итоге Корнилов не получил от солдат той поддержки, на которую рассчитывал. После ареста генерала Корнилова и верных ему офицеров Временное правительство выпустило ранее арестованных большевиков, включая нашего знакомого Лёву Троцкого. Эх, если бы они знали тогда, к чему это приведет и как в своих дрязгах они потеряют и власть, и страну.

После большевистского переворота в октябре 1917 года Корнилова с заговорщиками выпустят на свободу, чтобы они боролись с теми же большевиками, их Красной гвардией и с тем же товарищем Троцким.

Кто тут Временное? Слазьте! Хотя мне кажется, что это не мой текст.

Генерал Лавр Георгиевич Корнилов

В сентябре главный по стране Саша Керенский самолично провозглашает создание Российской Республики. Шульгин всеми своими конечностями, конечно же, против. Он против свобод, против демократии, против Керенского, против большевиков с их альтернативным правительством, а особенно он против предоставления автономии Украине. От Временного правительства Шульгин требует введения повсеместной военной диктатуры, военно-полевых судов и смертной казни для всех врагов России — как внутренних, так и внешних.

Это вам не это, а натуральная Российская Республика!

Второй министр-председатель Временного правительства России Александр Федорович Керенский

На фоне попытки Корнилова поменять власть в столице, Шульгина в Киеве обзывают нехорошим словом «корниловец» и тут же отправляют на подвал (похоже, что за дело). Вскоре Васю выпустили, но его газету все-таки прикрыли от греха подальше. И снова Василия пропихивают в столицу в новую организацию — Всероссийское учредительное собрание (в народе «Учредилка»). «Учредилку» в 1917-м учреждают вместо массы разных собраний, включая то же Временное правительство. Просуществует «Учредилка» всего три месяца и будет закрыта большевиками.

Выдвигают в Учредительное собрание нашего Василия представители крымской фан-зоны любителей российского самодержавия.


БОЛЬШЕВИСТСКИЙ ПЕРЕВОРОТ, 1917

Каждому рабочему по заводу, каждому крестьянину по колхозу! А мне отдельный гранитный домик в Москве на Красной площади!

Владимир Ульянов (партийная кличка «Ленин») обещает всем золотые горы, 1917 год

В ноябре большевики устраивают в Петрограде свой путч, но в отличие от корниловцев у них все получается — Временное правительство сброшено. Ленин пытается убедить всех, что это сделано только лишь ради защиты Учредительного собрания. Забавно, что сам Ленин его скоро и закроет. А пока Шульгин едет в Новочеркасск (город недалеко от Кубани) и записывается там в «Алексеевскую организацию» (добробат). Воевать Вася, конечно, не хочет, а хочет выпускать на Дону (барабанная дробь!) газету «Киевлянин», которую прикрыли в Киеве. Генерал Алексеев на это отвечает: «Спасибо, Вася, но  лучше начни выпускать ее в Киеве, а оттуда к нам шли офицеров. А то ты со своей монархической нелюбовью к Украине наломаешь тут на Кубани дров».

Вот прямо так Василию Шульгину и сказал!

Генерал Михаил Васильевич Алексеев

Возражать бесполезно, и Василий сваливает в Киев.

А в Киеве после большевистского переворота в октябре Центральная Рада уже провозгласила УНР в федеративной связи с Российской республикой (т.е. Украина теперь автономия). В январе 1918 года Ленин прикроет «Всероссийское Учредительное собрание», и УНР объявит о полной независимости. С этого момента начнется вооруженный конфликт между УНР и большевиками, но это будет только через три месяца. А пока Шульгин усиленно готовится к выборам в «Учредилке». На выборы он идет c той же программой, с которой шел раньше на выборы в Киевский горсовет, и слоганом «Мы против социалистических опытов!». Типографию Шульгина вскоре закрывает Центральная Рада (Василий просто притягивает к себе неприятности). Без поддержки своего «Киевлянина» Василий проигрывает эти выборы. Ну и не жалко, ведь «Учредилка» проработает всего один день!

Господа, соберитесь! Мы с вами пришли сюда всего на одно заседание. Завтра Ленин поставит здесь пулеметы перед дверьми!

Фотография единственного заседания Учредительного собрания, которое на следующий день закроют большевики, 18 января 1918 года

Фраза матроса Железняка «Караул устал» кроме того, что становится крылатой, ставит точку на играх в парламентаризм в России и одновременно становится последней каплей терпения белых — в стране начинается...

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

Провозглашение независимости Украины после разгона большевиками Учредительного собрания в Петрограде Шульгин называет «украинской оккупацией». Он пытается победить на выборах уже в украинское Учредительное собрание, и в итоге побеждает как единственный представитель Киева! И, несмотря на победу, Вася все равно проигрывает, так как собранию этому Учредительному так и не было суждено собраться — приходят красные.

В январе 1918-го Киев захватывают советские войска во главе с Михаилом Муравьёвым. Шульгина снова кидают на подвал, а его типографию закрывают. Перед уходом большевиков из Киева Василия освобождают. Иронично, что освобождают антисемита Шульгина по решению киевских адвокатов-евреев.

Пацаны, три недели грабежей и мочилова местных жителей — это ли не победа большевизма? Это ли не чудо?

Красные войска Муравьёва входят в Киев, 1918 год

На разграбление Киева Муравьёв дал солдатам три дня. По некоторым данным, всего за неделю было убито до трех тысяч киевлян, из которых около тысячи — офицеры. Если кто-то называл себя монархистом — убивали на месте. Кроме того, Муравьёв наложил на Киев дань в размере пяти миллионов рублей. Деньги ему очень быстро собрали. После победы большевиков эту страничку из истории аккуратно вырвут и постараются о ней забыть. А еще через полгода большевики сами замочат Муравьёва после его бунта. Вот такие «прикольные» люди создавали коммунизм в стране, да еще и планировали нести его по всему миру.

Через три недели охреневших от безнаказанности красных вояк пинками погонят из Киева солдаты Германии, а затем и УНР.


НЕМЦЫ В КИЕВЕ, 1918

В феврале в Киев входят германские войска. Вася еще не знает, что немцы выгнали большевиков из Киева по просьбе УНР. За это Украина соглашается выйти из Первой мировой войны и обязуется снабжать Германию зерном.

С приходом немцев в Киеве наступает порядок.

Hallo Ernährer! (Привет, кормильцы!)

Германские войска входят в Киев, февраль 1918 года

Шульгин закатывает бумажную истерику, называя немцев врагами прямо с первой страницы своего «Киевлянина». А затем в знак протеста закрывает свою газету и «уезжает в Суздаль» (на самом деле нет). Шульгин потом писал, что после этого жеста он стал получать слова благодарности и поддержки со всех сторон. А один английский разведчик даже дал ему денег на разработку агентурной связи с Москвой. Скорее всего, действительно именно в этот момент Шульгин стал более качественно формировать агентурную осведомительную сеть, которую он начал создавать еще в 1917-м и которая получила название «Азбука». Эта сеть действительно неплохо послужила белым и позволила раскрыть в их рядах довольно много красных. Среди агентов была и жена Шульгина — Екатерина. История «Азбуки» не входит в наше повествование, но однозначно достойна отдельной публикации.

Кроме «Азбуки», Шульгин занимается выпуском газеты под названием «Малая Русь». В ней он, естественно, пишет о «сепаратистах-украинцах», создавших себе какую-то «Украину» (сознательно заключая в кавычки слова украинцы и Украина), и о большевиках как об основном источнике зла для многострадальной России. Василий успевает выпустить всего три номера этой газеты, как в Киев подтягиваются войска Центральной Рады.


ПОРА ВАЛИТЬ ИЗ КИЕВА, 1918

В апреле происходит небольшой путч в Украине. Немцы разгоняют Центральную Раду, а главой УНР назначают Павла Скоропадского, которого вскоре на Всеукраинском съезде хлеборобов объявляют гетманом всея Украины (а могли же и всея Руси). УНР переименовывается в Украинскую державу, которая по структуре снова начинает напоминать самодержавие. Уже в ноябре произойдет повторный путч, в результате которого Симон Петлюра скинет Скоропадского за отказ от идеи независимости Украины. Но это случится немного позже.

А чем же царь украинский хуже царя российского?

Гетман всея Украины Павел Петрович Скоропадский

А пока в Киеве Шульгин со своей газетной антиукраинской деятельностью конкретно перегибает палку. Так сильно перегибает, что на него обращает внимание новый «директор» Украины — гетман Скоропадский, который в частных беседах даже называет Шульгина своим личным врагом. Вася понимает, что скоро его будут бить, и, возможно, даже ногами на подвале — нужно валить! И Шульгин, не дожидаясь, когда его посадят, «делает ноги» в Екатеринодар (Краснодар), а оттуда — к белым на Дон.

Отдышавшись, Василий вспоминает свой опыт организации «Особого совещания» (был такой орган в Думе) и предлагает организовать что-то подобное на Кубани. Но долго быть полезным и работать в этом новом органе у него не выходит. Как только в организацию входят представители КНР (нет, это не Китай, а Кубанская Народная Республика), Шульгину тут же приходится исчезнуть, от слова «моментально». Представителям Кубани совсем не улыбается сидеть за одним столом с человеком, который ненавидит Украину (на Кубани в основной своей массе проживали украинцы, так как Кубань — это этнические украинские территории). Официальный представитель Кубани барон Ф. Боржинский даже называет Шульгина «віковичним ворогом Матерi України».

В Екатеринодаре Шульгин выпускает частную газету «Россия». По сути, это та же газета «Киевлянин», только в профиль. Василий смотрит на агитацию очень масштабно: он планирует издавать свою «Россию» во всех населенных пунктах, которые займут белые. Но получается такое провернуть, и то ненадолго, только в Курске и Одессе.

В ноябре он со своей новой любовью, секретаршей Дарусей (Любовь Антоновна Попова), пытается доехать до Ясского совещания в составе «русской делегации» от Добровольческой армии, но по дороге из Екатеринодара в Яссы оба подхватывают испанку (самая страшная эпидемия гриппа за всю историю). Шульгин выздоравливает, а Антоновна за одиннадцать дней скоропостижно сгорает. Василий очень переживает и даже собирается отключиться от жизни. Но потом передумывает, так как боится попасть в ад, а там он никого не знает.


ОДЕССА, 1918–1919

Зимой 1918/1919 года Шульгин становится политическим советником «одесского диктатора» Алексея Гришина-Алмазова. Формально они оба подчиняются армии ВСЮР, центр которой находится в Екатеринодаре (Краснодар). Вскоре возникает конфликт между Деникиным и Гришиным, в котором Шульгин занимает одностороннюю несгибаемую непоколебимую позицию Гришина-Алмазова и (внимание!) Антона Деникина. Вот такой он, Вася, умел сидеть одновременно на нескольких стульях. Офис Шульгина в Одессе располагается в гостинице «Лондонская», здесь же находится и центр контрразведки белых — шульгинская «Азбука».

Хорошо, что хоть Шульгин с «Азбукой» на моей стороне!

Губернатор Одессы Гришин-Алмазов / Генерал Антон Деникин

В этот период агентам «Азбуки» удается выйти на подполье большевиков в Одессе и практически всех уничтожить. Про одного из советских шпионов, Ивана Смирнова (кличка Ласточкин), чуть позже в СССР снимут несколько фильмов (одним из которых станет «Интервенция» с Владимиром Высоцким).

Я тут вдруг понял, господа, какой же идиотский фильм мы сняли!

Советский художественный фильм-водевиль «Интервенция» (1967)

В Одессе Шульгин снова выпускает газету «Россия». Кроме «патриотического направления», газета рассказывает про «Украину, которую придумали австрийцы или, в крайнем случае, товарищ Ленин, в том же году» (правильное подчеркнуть).

Шульгин запрещает в одесских школах любые упоминания об Украине. Вместо обязательных уроков украинского языка, которые ввели еще при украинской власти, и для пропаганды «здорового местного патриотизма», а не «иноземного предательства», вводятся  факультативные уроки «малороссийского просторечия». Правда, эти факультативы никому не интересны, и посещают их только два ученика — два его сына. Для борьбы с красными французское командование решает объединить усилия армии ВСЮР и армии Директории (Украина). На этом фоне Шульгин закрывает газету «Россия», собирает чемоданы и в тотальном возмущении вместе с офицерами Гришина-Алмазова в марте 1919 года покидает Одессу. А через три дня ее покидают и французы.

Но очень скоро Шульгин снова вернется в Одессу.

Ты уже посмотрел этот советский фильм про нас?
Тот, что с Высоцким? Спасибо, тоже блеванул!

Французские интервенты в Одессе, 1918–1919 годы

Обиженный Вася едет в Екатеринодар (Краснодар) к Деникину, с которым у него сложные взаимоотношения. Деникин считает, что нужно дружить со всеми, кто против большевиков, даже с украинцами, воюющими за независимость. Шульгин же считает, что нужно дружить только с теми, кто за единую Россию, царя и отчество, и воевать со всеми, кто против. Вот именно в этом противоречии белых и заключается причина их проигрыша красным в Гражданской войне. Большевики не мучились какими-то там нравственными вопросами, у них был простой план: сначала любой ценой уничтожить белых, а затем захватить как можно больше территорий бывшей царской России. Ну а потом уже можно будет закручивать гайки среди мирного населения как душе угодно. Что в итоге они и сделали.


КИЕВ, 1919

Шульгин появляется в Киеве в августе вместе с войсками ВСЮР и покидает его в декабре, замыкая деникинские ряды, которые спешно «делают ноги» из города. Бежать белые будут так быстро, что даже не дождутся появления Красной армии. За пять месяцев пребывания в Киеве ничего другого, кроме как выпуска своей газеты «Киевлянин» (да, опять), Шульгин так и не успеет сделать.

«Много видели наши глаза, много перечувствовали наши ноги, но одного мы не слышали и не видели — противника».

Выпуск газеты «Киевлянин» от 21 августа 1919 года


ОДЕССА, 1920

В декабре 1920 года Шульгин снова в Одессе. Тут он занимается агитацией для сбора желающих повоевать против большевиков. Особых результатов это не принесло. Одесситы не хотят воевать ни за белых, ни за красных, ни за серо-буро-малиновых. Сознательные горожане или уже воюют, или уже погибли, или уже сидят в Парижах.

В феврале Одессу занимают красные.

Товарищи, мы же не какие-то там белые. Мы только освободим вас от буржуазии и пойдем дальше по театрам и библиотекам!

Красные войска атамана Григорьева вступают в Одессу 7 февраля 1920 года / 

Белые уходят из Одессы (это теперь называется «Одесская эвакуация 1920 года»), а красные войска атамана Григорьева заходят. Атамана Григорьева тоже в итоге замочат, но не красные, против которых он, как и Муравьёв, повернет свои войска, а «махновцы». В Одессе войска Григорьева, по-сложившейся у большевиков «хорошей» традиции, грабят и убивают местное население. В дальнейшем и эту страницу истории в советские учебники истории «забудут» включить, а напишут лишь про зверства Белой армии и французских интервентов.

Эвакуация белых из Одессы, 1920 год. На заднем плане британский транспорт «Рио Негро»

Судно «Рио Негро» — последнее, которому разрешили заход в одесский порт. Лед мешал нормально подойти к причалу. На борт «Рио Негро», точно так же, как и на другие суда, поднялись лишь те, у кого было разрешение на эвакуацию. На фоне суеты погрузки слышались звуки выстрелов и стрельбы — на улицах еще шли локальные бои. Красные вошли в город со стороны Пересыпи и Куяльника. Порт большевики взяли последним, к тому времени все суда уже покинули Одессу.

ШУЛЬГИНЫ

Первая жена Екатерина Шульгина

Шульгин болеет, когда белые оставляют Одессу, и ему приходится остаться в городе со своей женой и племянником. Теперь Шульгин живет в Одессе на нелегальном положении и из подполья руководит агентами «Азбуки». Длится вся эта «моя борьба» очень недолго: одесская ЧК вскоре выходит на его след. Шульгину с сыновьями приходится на вёсельной лодке «делать весла» из Одессы на Тендровскую косу, а оттуда уже в Крым, в котором находятся силы белых во главе с Врангелем. Свою жену и племянника он оставляет в Одессе.

Екатерина Шульгина будет арестована ЧК, но сумеет бежать и сообщить о себе Василию. Зимой 1922 года она по чужим документам пересечет советско-польскую границу. Дальнейшая ее судьба будет далека от сказки. В 1923 году она разведется с Шульгиным, который к этому моменту уже найдет себе новую жену. Екатерина страдает психическим расстройством, которое в итоге в 1934 году доведет ее до самоубийства. Ее тело со связанными платком руками и ногами находят в реке Дунай. Кроме тела находят еще и предсмертную записку: «Прости меня, что я причиняю тебе такое горе, но это необходимо. Пришло время…».


КРЫМ, 1920

Эх, Василий, не там ты ищешь врагов!

Главнокомандующий ВСЮР Петр Николаевич Врангель

В Крыму Василий больше не занимается агитацией. Все свои силы он посвящает тому, чтобы как-то вытащить жену и племянника из занятой красными Одессы. Политика Врангеля относительно независимой Украины очень сильно отличается от взглядов Шульгина. Врангель считает, что нужно объединяться со всеми, кто против красных (мудрое, но слишком запоздалое решение), поэтому к услугам Шульгина, которого многие знают как рьяного украинофоба, белые офицеры больше не прибегают.

Шульгин мутит схемы, чтобы как-то вытащить из Одессы хотя бы племянника. Его обмен на какого-то известного пленного большевика красных не интересует. Шульгин пытается высадиться в Одессе, чтобы обменять себя на племянника, но ему мешает сильный осенний шторм. Василий вынужден высадиться в районе Аккермана (в тот момент он под румынами). У румын он проводит два месяца в заключении: его и еще двух его спутников подозревают в шпионской работе на красных. Наконец, получив свободу, Василий едет в Константинополь (Стамбул). В то время в Турцию тоже шел поток русских беженцев. Там он встретит свою вторую жену — радистку Марию Сидельникову, с которой они познакомились ранее в Крыму, в последние дни белого сопротивления. Марию заподозрили в работе на красных, а Шульгин ее спас.

К моменту приезда Шульгина в Константинополь белые уже покинут Крым. Оба его сына погибают: Василид в Крыму, а Веньямин немного позже в советской «психушке». Племянника расстреляют в Одессе. Из всей семьи у Василия остается только застрявшая в Одессе жена и младший сын Дмитрий, который, будучи кадетом Морского корпуса, покидает Крым вместе с русской эскадрой. И в добавление ко всему, в этот момент большевики закрывают все границы на въезд и выезд.

Закрывшись, «тюрьма народов» снова открылась!

Эвакуация Белой армии из Крыма, 1920 год

Художник Дмитрий Белюкин. Белая Россия. Исход. 1992–1994 гг.

Далее жизнь Василия Шульгина уже никак не будет пересекаться с Одессой, но будет еще как пересекаться с СССР.


ВЫЛАЗКА В КРЫМ

В лагере белогвардейцев возле греческого города Галлиполи Шульгин пытается найти своего сына Веньямина, которого он оставил в Крыму. Но все тщетно. Он даже участвует в секретном походе в Крым на яхте «Дунавец», которую для конспирации переименовывают в «Пьер». В поход отправляется группа из десяти человек. Кстати, с Шульгиным на яхте в Крым идет и его будущая вторая жена Мария. Естественно, идут они из Варны к советскому берегу Крыма очень нелегально. Становятся рядом с Алуштой и высаживаются десантом на берег. У каждого в Крыму свои цели. Цель Шульгина — попытаться отыскать там сына и брата (оба уже к этому времени мертвы).

Но все идет вообще не так, как запланировано, из-за того, что наши «литературные шпионы» вообще не умеют держать языки за зубами. Про их «секретный» вояж уже давно известно чекистам. Кого-то из «десантников» сразу вяжут, кто-то успевает удрать. Шульгину снова сказочно (а может, так и было задумано чекистами) везет: он с Марией оказывается в числе тех, кого не ловят. По результатам высадки Василий узнает не только о судьбе погибшего брата, но и о судьбе первой жены Екатерины, которую он оставил в Одессе. Вскоре он поможет ей покинуть Советской Союз.

Все-таки жаль, господа, что мы не проштудировали перед дорогой «Остров сокровищ» Стивенсона! Могло бы, наверно, помочь.

Перед отправлением в Крым. Варна, 1921 год / Фото: ГА РФ. Ф. Р-5974. Оп. 2. Д. 4. Л. 18.


В ПАРИЖАХ

С 1917 года Россия испытывает самый мощный поток эмиграции, до этого в Россию въезжало больше людей, чем уезжало. За пять лет страну покинуло около трех миллионов человек. Эта волна вымыла из России почти всю элиту, а также большую часть творческой и научной интеллигенции. В Гражданской войне погибает около четырнадцати миллионов бывших граждан Российской империи. С этого момента появляются две России: одна эмигрантская, которая увезла с собой досоветскую Россию, и вторая — советская. Советская Россия начнет строить свою цивилизацию, мало похожую на ту Россию, которая была до 1917 года.

Как вам там живется в моем доме, товарищи? Обживаетесь?

Русские эмигранты в Париже, 1920-е годы

Товарищи, ну когда же вы заскучаете по царю?

Василий Шульгин

В эмиграции Шульгин переживает за национальную идентичность русских эмигрантов, которая может раствориться при ассимиляции в новых странах. В странах, где живут  русские эмигранты, создается культурно-просветительское общество «Русская матица», цель которого — сохранение русской идентичности. Все это время Шульгин интересуется ситуацией на родине, и, как обычно, в очередной раз меняет свое мировоззрение. Он уже видит в большевиках некую эволюцию России и ждет, когда же простой русский народ сбросит красных, чтобы наконец-то посадить себе на шею нового царя. В советской России Шульгину нравится то, что простой народ снова поставили на колени, помахав перед ним морковкой в виде идеи «Интернационала». Радует его и появление нового вождя — Сталина. «Знамя Единой России подняли большевики», — напишет Шульгин.

Забавно, что с «Единой Россией» и желанием русских в будущем посадить себе нового царя на шею Шульгин как в воду глядел.

С появлением Муссолини и фашизма в Италии Шульгин проникается симпатией и к этому «волшебному» методу управления собственным народом. Его радует в фашизме национализм и дисциплина. И тут он снова «вангует», когда вообще не видит особой разницы между фашизмом и коммунизмом — для него обе эти идеологии одинаково хороши. Примерно в середине 1930-х Шульгин даже утверждает, что он настоящий «русский фашист». В прессе появляются его статьи, в которых Василий призывает беглых соотечественников перенимать опыт как фашистов, так и коммунистов, чтобы в итоге победить красных «их же методами». С появлением в Германии национал-социализма Шульгин снова меняет свои взгляды и начинает критиковать и нацистов, и фашистов. Но это мы знаем только по его рассказам у следователя в ГПУ.

Слушай, Муся, а тебя не смущает, что «фашизм» в переводе означает «союз»? Товарищ Сталин не заругается?
Адик, ну пускай Йося подает на меня в суд!

В итоге часть русских эмигрантов вообще начали от Шульгина шарахаться, как от чумного. Но то, что плохо для беглого русского эмигранта, хорошо для советского чекиста. И скоро Шульгин прочувствует этот тезис на себе.


ОПЕРАЦИЯ «ТРЕСТ»

В 1925 году Шульгин посещает СССР в качестве... шпиона. Все в лучших традициях шпионских историй — грим, явки, пароли, все дела. В СССР он находится как советский гражданин Эдуард Шмитт, посещает Киев, Москву и Ленинград (Санкт-Петербург). Кроме налаживания контактов с тайной антисоветской организацией «Трест», он пытается отыскать следы своего второго пропавшего сына. Такая возможность и подкупает его в этой опасной миссии. По утверждению самого Шульгина, по наводке парижской гадалки ему удается отыскать следы сына в Полтаве в сумасшедшем доме (сын Веньямин к тому времени уже давно мертв). Да, мистицизм в то время был на подъеме в эмигрантской среде, и сам Шульгин очень многое в своей жизни пропускает через тот же мистицизм, помноженный на спиритизм.

СССР Шульгин посещает в период НЭПа и увиденное в целом характеризует очень положительно. Ему кажется, что страна уже идет почти правильным путем. По возвращении в Париж он напишет книгу «Три столицы» о своем путешествии в Советскую Россию. 

Книга Шульгина «Три столицы»

Шульгин даже отправляет рукопись своей книги обратно в СССР в подполье для «корректуры» технических моментов его перехода через границу, чтобы лишние детали не попали в руки советских контрразведчиков. Книжку корректируют и возвращают ему обратно. Единственное, чего не знает в этот момент Шульгин, — это того, что корректируют его рукопись в Москве не господа-подпольщики, а товарищи-чекисты из ГПУ. Книга выходит в 1927 году, и русская эмиграция просто одномоментно о-хре-не-ва-ет! В книге СССР представлял собой вполне нормальную страну. В итоге еще и выясняется от беглого советского бывшего «трестовика», что все антисоветское подполье «Трест» — это хорошо продуманная операция советских чекистов, цель которой — развал единства в среде белых эмигрантов и выявление врагов советской власти внутри страны. В СССР эта успешная операция становится предметом гордости для многих поколений советских разведчиков, а ее организатор Артур Артузов будет награжден высокой наградой и в 1937 году расстрелян своими же товарищами.

Вот такая у большевиков благодарность, сынок!

Седьмой начальник советской внешней разведки (ИНО ОГПУ-НКВД) Артур Христианович Артузов с сыном Камиллом

Репутация Шульгина в эмигрантском сообществе растоптана окончательно. Для бывших товарищей по оружию он стал «человеком, которого ГПУ возило в Москву». Из Шульгина советские контрразведчики сделали «полезного идиота», и этого в среде белой эмиграции никто не собирался ему прощать.

Белого пропагандиста обыграли пропагандисты красные.

Книга «Три столицы» (в Европе она вышла под названием «Возрождение России») становится финалом политической деятельности Шульгина, это понимает и сам Василий. Он, как мастер Йода, предпочитает уйти в тень. До конца жизни Шульгин так и не смог поверить в то, что вся его поездка в СССР с посещением «Треста» была постановкой ЧК. Не верит он в это даже в 1966 году, когда в Москве ему лично эту историю рассказывает генерал Бобков, который сам участвовал в операции. В 1967 году выходит 4-серийный фильм «Операция "Трест"». Фильм, естественно, про бравых чекистов.


ЮГОСЛАВИЯ

В 1929 году начинается мировой экономический кризис, и Шульгин остается вообще без средств к существованию. Его мельницы больше не приносят доход. В этом же году Шульгин окончательно покидает Францию с ее «колыбелью русской эмиграции» и переезжает в Югославию. Для него это сознательно выбранное политическое изгнание. Он работает обычным кассиром в обычной строительной фирме «Атлант», основанной русскими офицерами-эмигрантами, живет спокойной жизнью, иногда читая какие-то лекции в среде русских. Такая жизнь длится аж до начала Второй мировой войны.

Василий Шульгин в Югославии. Фото из семейного альбома В.В. Шульгина


ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

Нападение Германии на СССР, как и все предыдущие победы Гитлера, Шульгин встречает с одобрением. Не секрет, что эмигрантское белое движение, которое в то время еще было очень сильным, питает надежду на уничтожение коммунизма в России нацистами из Германии: «А потом мы с немцами как-нибудь договоримся». Позже, правда, Шульгин скажет, что это неправда, все было наоборот. Учитывая, что говорил он это, находясь перед советским следователем, можно примерно оценить правдивость всех его слов и признаний.


В СССР

В 1944 году советские войска вступили в Югославию. Шульгина задерживают и вывозят в Москву. Его обвиняют по знаменитой 58-й статье УК РСФСР (контрреволюционная деятельность). В 1947-м ему впаяют 25 лет заключения за «антисоветскую деятельность». Вообще-то должны были расстрелять, но в тот момент смертная казнь в СССР снова была отменена (правда, ненадолго, лишь до 1950 года). Приговор поражает Шульгина: на тот момент ему уже 66 лет, и он ожидал, что дадут 2–3 года. Василий Шульгин понимает, что из тюрьмы живым на волю он, скорее всего, не выйдет. Но он ошибся.

Фотографии из уголовного дела Василия Шульгина, 1947 год

В 1956 году Шульгина освобождают по амнистии. В тюрьме он провел 12 лет. Амнистию в этом году получает и Артур Артузов, человек, который отправил Шульгина в СССР на встречу с «Трестом», — правда, Артузова амнистируют уже посмертно. Все это время Шульгин пишет мемуары, однако в итоге у него остаются лишь отдельные страницы, большую часть его писанины забрали у него еще в тюрьме. Кажется, что жизнь закончилась. И Шульгин снова ошибается.


ПОСЛЕ ТЮРЬМЫ

Из СССР Шульгина никто не собирался никуда отпускать — он очень ценный трофей. Его отправляют в город Гороховец, а затем во Владимир. Василию уже 78 лет. Его жене разрешают вернуться к нему из ссылки в Венгрии, а Шульгину разрешают снова писать. Советская власть вновь использует его как «полезного идиота» — белого эмигранта, но пишущего про СССР не из-за «бугра», а изнутри самого СССР. Его книгу «Опыт Ленина», написанную в 1958-м, читатель увидит только в 1997-м, да и то в очень урезанном виде. Эта книга — размышления про СССР человека, знавшего Россию до 1917 года. В целом, в ней Шульгин снова принимает то, что раньше для него было неприемлемым. Он убеждает самого себя, что коммунизм и есть новая эволюция русской идеи. Правда, в той же книге он снова видит будущую Россию. Возможно, сам того не осознавая, он описывает Российскую Федерацию после 1991 года. Шульгин предвидит и «бандитов во власти», и распад СССР, и продолжение обнищания простого народа, и даже узурпацию власти новым царем.

Возникает ощущение, что Шульгин просто принимает все. Он понимает, что его стране нужно пройти до конца через все то, что натворил Ленин, чтобы когда-нибудь возродиться снова. Единственное, что он не смог предвидеть, так это то, что чекисты, обыгравшие его когда-то в операции с «Трестом», в будущем обыграют всю Россию.

Утомленность и раздражительность превратились в национальную черту советского народа. Это же клиника, товарищи!

Василий Шульгин, 1965 год

В 1960-х (это время хрущевской оттепели) к Шульгину приходит слава. Несмотря на постоянный надзор КГБ, ему не только дают однокомнатную квартиру во Владимире, но и разрешают писать и даже путешествовать по СССР. Про Василия Витальевича Шульгина узнают многие известные советские люди. Они едут лично познакомиться и пообщаться с человеком, который «видел Ленина» (зачеркнуто) — видел царя! Многие из тех, кто будет приезжать на встречи с Шульгиным, вскоре покинут СССР, так как будут признаны советской властью политически опасными гражданами. Диссиденты — это будет именно эта часть советского общества.

В 1961 выходит книга «Письма к русским эмигрантам». Это чистейшая пропаганда с полным набором идеологических советских клише. Для этой цели Шульгина возят по советским «потёмкинским деревням», как возили когда-то Горького. Впоследствии сам Шульгин признается, что его просто обманули. На этой волне его приглашают даже на XXll съезд КПСС. Он теперь не просто ряженый генерал, он уже «ряженый депутат Государственной Думы Российской империи ll, lll и lV созывов». Стариком Шульгиным вертят как хотят, используя его как инструмент для демонстрации победы советского строя над любым другим строем в мире.

В 1965-м он участвует в съемках документального фильма «Перед судом истории». Это тоже, конечно же, советская пропаганда. В фильме показан диалог правильного «советского историка» (роль сыграл Сергей Свистунов) с одним из лидеров Государственной Думы и ярым противником большевизма Василием Витальевичем Шульгиным. По задумке авторов фильма, такой контраст должен был показать однозначную победу советского строя над капитализмом. Но в действительности все вышло далеко не так неоднозначно. Несмотря на почтенный возраст, Шульгин выглядит в фильме не как сломанный и признавший свое поражение старик, а как познавший многое мудрец, который уже смирился с неизбежным «проклятым путем» России. Фильм крутили пару дней в советских кинотеатрах, но потом закинули на полку. Что интересно, его так и не запретили.

Фильм «Перед судом истории» (1965)


ЗАКАТ

С уходом Хрущева с политического Олимпа закатывается и звезда славы Шульгина. Все, что было связано с ним в период оттепели, теперь считается ошибочным на уровне секретариата ЦК КПСС.

Василий Шульгин с женой Марией в начале 1960-х / © Личный архив Николая Брауна, секретаря Василия Шульгина

Имея возможность получить советский паспорт, Шульгин сознательно отказывается от него. После смерти жены Марии (в 1968-м) он 40 дней живет на кладбище рядом с ее могилой. Старику помогают местные жители. К концу жизни Шульгин окончательно уходит в мистицизм. Несмотря на практически полную потерю зрения, Василий пишет книгу-дневник «Мистика». Он снова пересматривает свое отношение к монархизму и теперь сожалеет обо всем, что совершил в 1917-м (принял отречение Николая ll и его брата), оправдывает себя тем, что пытался спасти царя от смерти.

В конце 60-х Шульгина находит его младший сын Дмитрий, который живет в США. Во время Второй мировой войны Дмитрий Шульгин служил в РОА (армия Власова), после войны вступил в НТС — это тоже не очень дружественная к СССР организация. Отец с сыном начинают переписываться, Василий просит у советской власти разрешения поехать в Америку, чтобы повидаться с сыном, на что получает ответ: «Нецелесообразно!». Вскоре КГБ вообще запрещает Шульгину переписку. В США Дмитрий, как и его отец в СССР, не принимает гражданство страны, в которой живет. Они оба называют это «Остаться русским!».

Николай Браун показывает Шульгину фотографии могилы его отца и матери на Байковом кладбище в Киеве, 1974 год / © Личный архив Николая Брауна

Предчувствуя свою смерть, Шульгин сам сочиняет себе эпитафию для могильного камня. Умирает Василий Витальевич Шульгин во Владимире 15 февраля 1976 года. До последних дней он сохранял трезвый ум и хорошую память. Хоронят его тоже под присмотром сотрудников КГБ.


ЭТО КОНЕЦ ЭТОЙ ИСТОРИИ...

Другие
публикации
Дневника

СССР, 1939

В Одессе родился актер и юморист Роман Андреевич Карцев

Слушать наше радио и смотреть наш телевизор надо, чтобы знать, когда убегать!

Родился Рома Аншелевич Кац 20 мая 1939 года в обычной одесской еврейской семье. Дома все "спикали", как полагается (судя по некоторым фильмам про Одессу), на идиш ...


899

Российская империя, Зима 1890 - 1891

Застрявшие во льдах одесского порта иностранные суда на фотографиях А. Степанова

Зима тогда выдалась славная, все кто не успел убраться из одесского залива застряли в нем до оттепели. Некоторые суда были даже повреждены льдом. А вы говорите, что Одесса очень южный город. Летом он да, конечно южный, а вот зимой иногда бывает даже и очень северный.


894

Украина, 2019

Завершение военных учений «Си Бриз-2019»

Финалом завершения международных военных учений «Си Бриз» стал своеобразный морской парад-поход, который стал символом удачного завершения учений. В этот раз снова рядом были непрошенные гости ...


759

Украина, 6 октября, 2012 год

Круизное судно «Queen Elizabeth» заходит в Одессу

Через два года после того как “Королеву Елизавету” спустили на воду она появляется в Одесском порту. На борту этого круизного суперлайнера могут поместиться до 2068 пассажиров и 1005 человек экипажа.


713

Российская империя, 1812

Эпидемия чумы в Одессе

Самая масштабная эпидемия чумы произошла в Одессе в 1812 году. Да, это именно тогда когда французский гражданин-император Наполеон не сам, но всё же сжег Москву ...


2486
Шквальный ураган 25 мая 1869 года

Шквальный ураган 25 мая 1869 года

Ах ты черт! Снова нам ливнёвки не почистили!
25 мая (5 июля) 1869 года в пять часов дня в Одессе случилось то, что всегда случается в Одессе летом, — гроза и потоп! Естественно, залило все, что можно залить, и, естественно, главной рекой была «Канава» — Карантинный спуск!

Не так часто Черное море в Одессе становится Ледовитым!

Не так часто Черное море в Одессе становится Ледовитым!

Значится, так, поездку в Антарктиду мы из нашего списка смело вычёркиваем.

Не часто в Одессе так глобально замерзает море, но если это случается, для одесситов — это становится настоящим событием. Зимой 2012 года Черное море замерзло так сильно, что некоторые смельчаки пытались пешком дойти до судов на рейде ...

© Одесская история