Вся история Одессы для тех, кто постоянно куда-то бежит, и у кого никогда нет свободного времени. продолжение

Мало кто уже помнит, но Одесса была пионером в освоении неба в Российской империи. Для примера, главный конструктор ОКБ-1 НИИ-88 Сергей Королев начал прокладывать путь в космос именно из Одессы. И это не метафора! продолжение

Против лома нет приема, или Как погибли танкер «Лом» и сухогруз «Моздок»

Это изображение дано лишь как иллюстрация.

Тринадцатого января 1972 года Одесса вздрогнула от сильного взрыва. Он произошел далеко в море, на рейде, но слышен был даже в центре города. Пару дней Одесса находилась в информационном вакууме — это стандартная форма подачи неприятной информации в СССР. Через два дня город узнает о столкновении между пляжами «Дельфин» и «Отрада» советского сухогруза «Моздок» и болгарского танкера «Лом».

Оба судна затонули.


ТУМАН

Утро 13 января показывает пример непредсказуемой одесской погоды: температура практически мгновенно падает с + 15 до  – 20. Море моментально остывает, и над его поверхностью поднимается густой туман высотой до 50 метров. Сегодня капитан «Моздока» ведет свое судно во Вьетнам. Он уже конкретно отстает от графика, так как отойти от причала они должны были еще в три часа ночи. Это первый рейс А. Макеева в должности капитана, и он не рискует выйти в море ночью. Утром откладывать отплытие уже нельзя, и сухогруз  «Моздок» направляется в далекий азиатский Хайфон. Идет он по приборам, так как видимость — «молоко».

Это изображение дано лишь как иллюстрация.

В это время к Одессе подходит болгарский танкер «Лом». Танкер запрашивает разрешение зайти в порт, но его просят подождать, так как из порта в этот момент выходит «Моздок». И вот тут вмешивается наше советское разгильдяйство в болгарской оболочке. У танкера не работает локатор, и болгарские ребята тоже идут по приборам, но по другим — они пользуются эхолотом. Ну то есть просто измеряют глубину дна и так прокладывают себе курс в порт.


«Моздок» идет в сторону Вьетнама. «Лом» идет в сторону одесского берега.

копировать
Сухогруз «Моздок» в Одесском торговом порту, примерно 1966 год. / Фото из архива Б. В. Лемачко

«Моздок» идет в сторону Вьетнама. Тем временем на «Ломе» видят, что глубина уменьшается, и капитан танкера А. Бончев приказывает развернуться на 180 градусов и идти обратно в открытое море. Логично же!


«Моздок» идет в сторону Вьетнама и вдруг видит на локаторе болгарский танкер, который движется прямо на него. Капитан «Лома» надеется вот-вот выйти из тумана и увидеть открытое море, но вместо этого он видит «Моздок» практически перед собой.

копировать
Болгарский танкер «Лом» (LOM), спущенный на воду в Норвегии, изначально назывался Hydrophane, а затем Janova.

ВСТРЕЧА

В 11:20 «Лом» со всей дури, практически под прямым углом, таранит своим носом «Моздок» в правый борт.

Это изображение дано лишь как иллюстрация.

Танкер входит в сухогруз почти на пять метров, практически на четверть ширины сухогруза.
В момент удара на танкере взрываются недегазированные танки. Другими словами, там еще оставались взрывоопасные нефтяные испарения.
Начинается сильный пожар. Взрывом уничтожена верхняя палуба с девятью членами экипажа танкера — это весь командный состав. С палубы «Моздока» в море прыгает моторист, предварительно он бросает в воду для себя спасательный плот. Была это паника или трусость — узнать уже невозможно. На этом плоту моториста уносит в открытое зимнее море. Тело его найдут через полтора месяца у берегов Румынии, это будет единственный погибший на советском сухогрузе.

копировать
Болгарская схема столкновения судов.

Танкер трескается в двух местах, и его середина (все еще прикрепленная к носу) тут же уходит на дно. Застрявший в правом борту нос танкера тоже начинает тонуть и тянет за собой «Моздок». Вода быстро наполняет два пробитых трюма сухогруза, и это еще сильнее увеличивает его крен.

копировать
Танкер «Лом» и сухогруз «Моздок» в первые часы после столкновения, 1972 год.

Уходит на дно оторванная корма танкера (задняя часть судна). Фактически уже две трети «Лома» на дне, только нос еще держится за правый борт «Моздока».


Гибель «Моздока» и «Лома»

В море из одесского порта выходят спасатели на буксирах, благо катастрофа произошла примерно в семи километрах от Воронцовского маяка. Буксиры пытаются сдвинуть «Моздок» на мелководье, но сделать это невозможно — его держит средняя часть «Лома», которая уже почти на дне, но еще не оторвалась от носа, буквально вросшего в правый борт сухогруза. Время идет, крен увеличивается, и вопрос о том, утонет ли сухогруз «Моздок», уже вообще не стоит — он 100% утонет!

В течение двух часов с «Моздока» и «Лома» буксиры снимают всех моряков.

Через два часа нос танкера полностью уходит на дно, вслед за ним на дно уходит и «Моздок» — сначала нос, а затем и корма. Оба судна ложатся на дно на глубине 23 метра в четырех километрах от берега. На борту «Моздока» остаются 10 тыс. тонн груза (из которых более 1000 тонн — это ядохимикат ДДТ, более известный как дуст), и около 1600 тонн солярки и масла для самого судна. «Утопленники» не достают до поверхности моря буквально полтора метра и становятся подводной опасностью для других судов. Место же там оживленное.

Акваторию одесского залива заполняют солярка и мазут. Лед на море (да, такое бывает в Одессе) не позволяет проводить работы на затонувших судах, и все операции станавливают до наступления тепла.


СПАСАТЕЛЬНЫЕ РАБОТЫ

Поднимают «Моздок» больше двух лет. За это время на затонувшую парочку умудряется напороться греческое судно «Мангана», повредив себе днище. Но оно не утонуло, и то хорошо.

Поднять решили только «Моздок». Болгарский танкер и до катастрофы был почти пустой, а вот сухогруз был полон товара, расставаться с которым советские чиновники совсем не собирались. И дело тут далеко не в тоннах разных грузов, находившихся на борту (а везли там многое, начиная от мелочовки и заканчивая узлами для вертолетов), дело было именно в этих ядохимикатах.

ДДТ (дихлордифенил-трихлорэтан, в народе просто дуст) — это химическое вещество, которое широко использовалось для борьбы с вредителями в сельском хозяйстве начиная с 40-х годов ХХ века. Однако в конце 1960-х — начале 1970-х препарат признают вредным, снимают с производства и запрещают его применение во всем мире. Но что делать с уже закупленными партиями, которые приобрели еще до запрета? Утилизировать? Бездумно выбросить на ветер народные деньги? Не бывать такому в СССР никогда! Все нужно распихать по бедным странам, находящимся под влиянием СССР!

Советский ролик, рассказывающий про применение ДДТ в сельском хозяйстве.

Советское сельское хозяйство еще очень долго использует ДДТ. Его так много, что часть продают в другие страны — в те страны, которые по дешевке купят что угодно. Именно такой груз и вез «Моздок» во Вьетнам, и именно такой груз лежал в акватории Черного моря на глубине 23 метра, угрожая превратить все одесское побережье в зону экологического бедствия.

«Лом» и «Моздок» до того, как лед срубил мачту и полностью спрятал их под водой.

копировать
Танкер «Лом» и сухогруз «Моздок» во льду, январь 1972 года. / Фото из архива
Б. В. Лемачко

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Специалисты со всего СССР ломают голову, как поднять сухогруз целиком, ведь распиливать его на глубине очень опасно. В конце концов решают привязать к «Моздоку» понтоны, закачать в трюмы пенопласт в виде шариков и потом всю эту конструкцию поднять на поверхность. Тут же широко развернули социалистическое соревнование за досрочное выполнение плана, ну а как же без всей этой ботвы?

И тут выясняется, что ничего подобного раньше в СССР не делали и что аппарат для нагнетания этих шариков в виде гранул пенополистирола есть только у иностранцев. Такие траты советской экономике не по карману! Поэтому начали придумывать такой же аппарат, только свой.

Это и есть пенополистирол в шариках. Что-то подобное и помогло поднять «Моздок» на поверхность.

В общем, это реально была настоящая эпопея. Сначала выгрузили часть груза из трюма затопленного сухогруза. Потом аккуратно привязали к «Моздоку» огромные понтоны, но перед этим под судном пришлось рыть ходы, в которые заводили тросы. Работы производились на глубине 23 метра. Не нужно забывать, что делали это все в первый раз. На судоремонтном заводе в Ильичевске (сейчас это Черноморск) изготовили гигантский пластырь, которым заклеили пробоину в правом борту. Зимой работы, естественно, прекращались. Венцом этой операции была установка новой рубки на дымовую трубу «Моздока». Именно из этой рубки старший лоцман порта Ким Беленкович провел поднятый с глубины сухогруз обратно в одесский порт. Параллельно еще и нос «Лома» подняли, не пропадать же металлолому, в самом деле. 


ПОДЪЕМ

Утром 18 августа 1974 года подъем «Моздока» начался с нагнетания в понтоны и некоторые отсеки сухогруза воздуха. На вторые сутки судно полностью оторвалось от грунта. На правом фото видна рубка, установленная на трубу сухогруза.

копировать
копировать
Работы на месте крушения танкера «Лом» и сухогруза «Моздок», 1974 год.

20 августа «Моздок» вернулся в порт, а через год его разрежут на металл тут же,
в Одессе.

копировать
копировать
Сухогруз «Моздок» в Одесском морском торговом порту, Новая гавань, причал №13, 1974 год.
Фото из собрания Б. В. Лемачко

Это конец истории сухогруза «Моздок», но не конец самой истории!

Более тысячи тонн ядохимикатов, спасенных с «Моздока» в 1972 году, захоронят в лучших традициях советской секретности — тайно и не в самых надежных условиях в бетонном саркофаге вблизи села Палиево рядом с Хаджибейским лиманом. Ну где еще захоронить опасные ядохимикаты, как не рядом с жилыми домами и лиманом?! За время хранения ящики проржавели, ядохимикаты проникли в грунт и воду, а в округе стали гораздо больше болеть онкологическими заболеваниями.

Подобных могильников со времен СССР осталось очень много не только на территории Одесской области, но и буквально на всех территориях бывшего Советского Союза.
О некоторых из них уже даже забыли. Это экологические катастрофы, отложенные ненадолго во времени. 

В 2012 году Министерство экологии и природных ресурсов Украины подписывает с израильской фирмой S.I. Group Consort. Ltd и ее украинскими партнерами контракт на утилизацию опасного груза сухогруза «Моздок». Саркофаг вскрывают. В нем находят около 1180 тонн опасных химических веществ, и дуст в первую очередь. Большую часть опасной химии вывозят в Польшу и там утилизируют, но…


Заканчиваются деньги, и около 140 тонн инсектицидов остаются фактически под открытым небом.

Это те самые советские контейнеры с дустом.

копировать
копировать
копировать
копировать
Утилизация ДДТ с сухогруза «Моздок» израильской компанией S.I. Group Consort. Ltd в 2012 году. / Фото их же

P. S.

В 2019 году в открытом саркофаге все еще остается лежать около 140 тонн инсектицидов. Местные жители уже несколько лет подряд говорят о том, что в Хаджибейском лимане появился запах дуста.

Рыба при жарке тоже дает такой запах!


Местные все говорят и говорят, а чиновники занимаются, наверно, более важными делами, пока яд с сухогруза «Моздок» продолжает отравлять землю и воду вокруг села и лимана!


В написании материала частично использованы материалы сайта «Одесский курьер».
Хотите больше узнать об этой катастрофе — вам сюда.

КОНЕЦ ЭТОЙ ИСТОРИИ
КОНЕЦ ФИЛЬМА

Лента истории из фотографий и рисунков событий истории Одессы прямо на карте Одессы. История

Фотолокации — фотографии и рисунки Одессы прямо на карте Одессы. История

Кинолокации — кадры из кинофильмов снятых в Одессе прямо на карте Одессы. История

Infostat локации — объекты и места Одессы прямо на карте Одессы. История